Блог Сергея Калинкина

Художественное резюме

Опубликовано: .
Что сильнее, чем смерть?
Любовь!
Мы не можем полюбить за смерть, но готовы умереть за любовь.
Калинкин С.Ю.

Еще в школе начал интересоваться искусством и психологией. Выбор литературы был тогда минимальный, точнее его практически и не было, поэтому хватался за все, что попадало в руки. Любовь к музыке, умение её чувствовать вдохновили на освоение гитары, позже научился петь. При чем петь всегда старался от души, все-таки голос уникальный дар человеку, ни один музыкальный инструмент не может превзойти его по красоте и диапазону звучания. По сути, любой музыкальный инструмент и предназначен для имитации человеческого голоса и звуков природы. На тот момент музыка была для меня способом саморазвития и самовыражения.

В 80-х годах был снят запрет на изучение восточных единоборств (в частности каратэ, которое до тех пор считалось крайне опасным видом спорта). Разумеется, это повлекло за собой волну интереса среди россиян к освоению восточных единоборств. В общем, так и я частично из-за общего увлечения экзотикой, а больше из-за желания познать истины мира отправился за большинством. Мне повезло, мой тренер оказался человеком очень грамотным, настоящим знатоком своего дела. Вскоре я относился к восточным единоборствам не столько как к драке, сколько как к глубочайшей философии и психологии. Если вспомнить каков был мой интерес к психологии и жажда знаний, сложно переоценить насколько я стремился кардинально разобраться во всем. Таинственность и мистицизм Востока, буддизм с его идеями реинкарнации, маги и мудрецы Тибета, йоги Индии с их сверхвозможностями, мастера ушу и цигун в Китае, самураи и ниндзя в Японии – все это подвигло меня на более глубокие исследования восточной культуры. В своих теоретических исследованиях я опирался на труды Рерихов и Е.П. Блаватской, практическое познание культуры выражалось через обучение цигун, тайдзицюань, массажу шиацу и рефлексотерапии. К моему несчастью, а может быть и счастью, эти техники оказались очень сильными – через некоторое время у меня обострилась чувствительность и открылось видение. Однако к восприятию всех сущностей, населяющих Землю, мой мозг оказался не готов. Я понял, что начинаю сходить с ума, и необходимо срочно остановиться.

Несколько позже, анализируя собственный опыт и опыт других людей, я пришел к выводу, что для полного понимания и освоения восточных техник необходимо быть ЧАСТЬЮ ЭТОЙ КУЛЬТУРЫ с ритмом жизни, обычаями, питанием, языком, образами. Хотя даже тогда почему-то не возникло мысли познать культуру своей земли, культуру России.

В начале 90-х случайно заметил объявление в журнале о наборе учеников на семинары по Системе А.А. Кадочникова по русскому рукопашному бою. Поначалу к этому явлению отнесся очень скептически. Информация о русской боевой системе на тот период времени была очень скудной. Людей, которые занимались этим, можно было пересчитать по пальцам. Смущала видимая простота, отсутствие ритуалов и поклонения учителям, и главное - научный подход к обучению! Очень скоро сомнения рассеялись…

Несколько лет я регулярно приезжал на семинары по системе Кадочникова и все более совершенствовался в мастерстве, я жил системой и дышал системой. Высказывания Алексея Алексеевича о том, что, если мы хотим добиться результата и стать профессионалами, нужно соответствовать высокому уровню и постоянно совершенствоваться, запала мне в душу и стала девизом по жизни. Система оказалась никак не набором приемов, а результатом длительных упорных исследований существующих боевых искусств, особенно казачьего спаса, наложенных на такие фундаментальные науки как физика, механика, биомеханика, анатомия и физиология, психология и другие. Очень важным было для меня понимание того, что все в мире устроено согласно одним и тем же принципам, подчиняется одним законам. В общем, с системой расстаться я уже не мог, стало понятно, что это то, чем я хочу заниматься по жизни. И я прошел курс подготовки тренеров.

Однако теперь меня стала интересовать русская традиционная культура. Русские испокон веков были достойными бойцами, наверняка и уклад жизни, и философия ничем не уступают Востоку. Я пошел учиться на авторские курсы по народной культуре, вскоре был принят на работу в научно-методический центр, где имел возможность поработать с архивами и добраться до источников, скрытых от общественных глаз. Продолжал самостоятельно изучать литературу по традиционной культуре, большой интерес вызвали труды Шевцова. В результате я пришел к выводу, что русская культура не менее богата знаниями, нежели восточная, она также содержит в себе житейскую мудрость, но и в ней также присутствуют различные «магические ритуалы», просто все это окружено множеством образов, которые мы используем в повседневной жизни, в языке, в обрядах, но разучились понимать и применять.

В процессе изучения русской культуры я преподавал систему русского рукопашного боя, и по мере освоения системы и накопления опыта преподавания, стал замечать, что результатом деятельности становится не только физическая подготовка, но и развитие мышления, трансформация восприятия у меня и моих учеников. Система стала восприниматься, а затем и преподаваться уже не только как боевая, но и как система саморазвития.

Освоение навыков самообороны с погружением в теорию, в понимание принципов действия живых систем развивает системность мышления. Специфический способ работы с партнером, а также специальные упражнения развивают тонкое восприятие окружающего мира. По мере развития навыка в зале происходит развитие личности в социуме, в других сферах жизни.

К работе с голосом я вышел через изучение боевых искусств, поскольку она присутствует практически у всех народов – в шаманских практиках у народов Севера, в звуковом цигуне в Китае, у самураев в Японии как боевой вскрик. В нашей традиции, как оказалось, тоже есть боевой крик (например, казачий гик, когда казаки шли в атаку или крик «ура» у пехоты в штыковом бою). Как и любое боевое умение, голос тренировался в мирном обиходе. Это традиционные песни, частушки на гулянках, сказки. Однако древние использовали слова как величайшую силу и в других областях жизни – целительстве, обрядах – это в первую очередь заговоры, молитвы. Пение традиционных песен это сильнейшее, глубочайшее внутреннее переживание, которое задействует практически все ресурсы организма. Однако в древние времена этому не учились специально, традиционное пение было частью жизни любого члена общины с самых малых лет. В настоящее время, когда традиция петь практически забыта возникает необходимость освоения этого умения с помощью тренировок. Мне посчастливилось, мой учитель освоил эту технологию, и я перенял её у него. Но накопленный опыт исследований позволил трансформировать технику открытия голоса в некую технологию, которую можно использовать для устранения блоков, которые в процессе жизни накапливаются у человека, проецируясь на тело в виде мышечных спазмов и препятствуют его развитию, а также для раскрытия собственного потенциала, поиска ресурсов для реализации своих возможностей, умения взаимодействовать с окружающим миром как с дружественной средой.